Лазурь. Стефан Малларме. Перевод с французского

И музыка текла с невидимых смычков В лазурь дымящихся, туманных лепестков. Ты первый поцелуй узнала в тот счастливый, Благословенный день, -- дурманные приливы Терзали душу мне, пьянея от мечты, Не оставляющей похмельной пустоты Сердцам, что навсегда с ревнивой грустью слиты. Я шел, уставившись в изъеденные плиты Старинной площади, когда передо мной, Смеясь, возникла ты под шляпкою сквозной Из отблесков зари, так в полумраке тонком Я зацелованным, заласканным ребенком Следил, как добрая волшебница, во сне, Снежинки пряных звезд с небес бросает мне. К помаде больше ты питаешь интереса, Болонкой не прижмешь меня к шелкам тугим, Я не придворная забава и не пьеса, Но, кажется, меня Вы предпочли другим. Завит искусством ювелира Твой локон золотой, твой смех -- трава для клира Овец, отзывчивых на прихоть госпожи. Так прикажи, и я на флейте заиграю, На веере любви присяду робко с краю, Стать пастухом твоих улыбок прикажи! Я в парусиновой стене прорвал окно! Из омута измен не выплыть, и смешно, Что Гамлета тоска, всегда одна и та же, Сметет мой зыбкий склеп, -- навек исчезнув даже, В исконной чистоте я опущусь на дно. Но вот под кулаком запела медь кимвала И наготу мою жемчужную сковала:

Стихотворения (2)

Портрет Стефана Малларме фрагмент. Метафора наводила на мысль о вдохновенных романтических изгоях, хотя вообще-то Верлен имел в виду лишь то, что этих поэтов не знают, не печатают — а часто они и сами не хотят быть известными, стараются предотвратить преждевременные роды своей репутации. В молодости он отказался от завещанной семейными традициями карьеры чиновника и избрал другую, тоже вполне обыкновенную профессию — учителя. Этому делу он отдал больше тридцати лет, преподавая английский язык вначале в провинциальных лицеях, а с года в Париже.

Необыкновенными были только странные, непонятные стихи, которые он сочинял. Большинство их написаны в е годы и в дальнейшем сильно переработаны , и лишь немногие были опубликованы в то время.

Гёльдерлин, Малларме, Рембо, Тракль, Пессоа, Мандельштам, Целан, Тем не менее, если воспринимать «страх влияния» по Хэролду Блуму.

Тем не менее Стефан Малларме — в свою очередь начинал с романтизма, с увлечения Гюго, поэтами Парнаса, Бодлером и Эдгаром По, ради чтения которого изучил английский язык потом стал преподавателем этого языка. Стихи Малларме в е годы достаточно традиционные, романтические по острому ощущению зла, в царстве которого произрастают цветы нетленной красоты. Первые стихи его были опубликованы в г. Со страхом, так как я изобретаю язык, который бы проистекал из совершенно новой поэтики Стихотворение в таком случае должно состоять не из слов, но из намерений, и все слова стушевываются перед впечатлением Направляя все свои усилия к этой цели, Малларме все далее уходил от реального источника впечатления; усложняются бесконечные, субъективные аналогии, вытесняющие прозрачные аллегории первых стихотворений.

Постоянные аббревиатуры, эллипсы, инверсии, изъятие глаголов — все создает впечатление тайны; таинством становилась и сама творческая работа. Каждое слово приобретало в шифре поэзии Малларме особенное значение, и каждому слову поэт отдавал многие часы поисков. Воплощая Вечность, Малларме искал совершенства абсолютной Красоты.

Малларме в общем следовал традиционным формам, что само по себе выдает органическую связь поэзии этого символиста с его предшественниками, с романтиками в. Так возводился храм Поэзии, в котором Малларме выступал в роли священнослужителя нового культа. В этом проявилось еще одно свойство символизма как искусства элитарного, предназначенного для немногих избранных.

Стефан Малларме Стихотворения, статьи, эссе

Белая птица Стефана Малларме Поль Валери в своих работах о Малларме пишет о нем, как о трудном авторе, авторе, который заставляет думать над каждой строкой. Он классически строит стих, от его поэзии исходит холодное сияние белого мрамора. Его мир — искусно сложенная башня, стремящаяся ввысь. Идеал — это слово в его поэзии неизменно пишется с заглавной буквы. Его стихи наполнены красивыми понятиями, и всегда с заглавной буквы.

«Святая» Стефана Малларме () и «Музыка в Мирабеле» Георга Тракля . но если мы считаем эти страхи танцующими, то внутренняя музыка и.

Малларме В получил диплом бакалавра. Вопреки желанию отца, отказался от карьеры чиновника: В провел несколько месяцев в Лондоне, где усовершенствовал свое знание английского. В , вернувшись во Францию, начал преподавать английский язык в лицее Турнона. С этого времени его жизнь поделилась на две части: Его первые юношеские стихи, написанные между и , несут явную печать влияния Шарля Бодлера и Эдгара По.

Увлекся поэзией Теофиля Готье, основателя Парнасской школы См.

малларме страх сочинение

Поэты-символисты горячо протестовали против обесценивания человеческой личности, ратовали за изображение в искусстве высоких человеческих идеалов — красоты, благородства, доброты, справедливости, самоотверженности. По мнению символистов, исправить мир, погрязший в пороках и заблуждениях, может только красота. Символисты считали, что вне окружающего нас мира существует идеальный мир, в котором царят гармония и красота, а реальность — грубое и искаженное отражение этого внебытия.

Стефан Малларме . Она, как верный меч, разит старинным звоном: Твой прирожденный страх и мглу бесплодных бурь. Скажи, куда.

Железным обручем сдавило мне виски, Как будто скобами прижата крышка гроба, Один брожу в полях и разбирает злоба: Так разгулялся день, что не унять тоски. На землю упаду, здесь аромат разлили Деревья, здесь мечту похоронить я рад, Изрыв зубами дерн под стебельками лилий, А скука ширится от солнечных оград, Где наглая лазурь качается со смехом, И пестрый гомон птиц ей отвечает эхом.

Не ради твоего податливого тела Я здесь, мой поцелуй не всколыхнет, пойми, Неправедных волос, ах как бы ты хотела Отречься от грехов, завещанных людьми. В угарном забытьи мы головы уроним, От совестливых снов отгородив сердца. Так долго ты лгала, что о потустороннем Узнала более любого мертвеца. Порок бесплодием отметил нас обоих, Но черствым камнем он заполнил пустоту Твоей груди, а мне, а мне невмоготу Предсмертный слышать хрип в сердечных перебоях.

Я, как от савана, спасаюсь от гардин, Я умереть могу, когда усну один. Для мудрых смерть проста, я выберу несложный Задумчивый пейзаж, рассеянной рукой Рисую облака над спящею рекой:

Раскрасить мой текст!

Он может рассматриваться как крупнейший французский представитель эзотерической модели неоромантического движения, но не в мистическом, сакральном, а в эстетическом смысле, где сама сакральность придается не божеству, а поэзии, слову, символу, что сближает Малларме с эстетизмом. Мы поэтому определяет эту модель как эстетско-эзотерическую. Малларме родился в Париже, в семье чиновника, учился в Англии, затем во Франции, с г.

Начал печататься в г. Уже в е годы намечается переход Малларме на позиции символизма.

заметная фигура Малларме терялась на фоне затмевающих .. Страх. Не ради твоего податливого тела. Я здесь, — мой поцелуй не всколыхнет.

Родился в семье служащего. В пятилетнем возрасте потерял мать. В возрасте 10 лет его отдали в пансион, а затем в лицей города Санса, где он и начал писать стихи. Впоследствии получил диплом преподавателя английского языка. Вернулся во Францию, где преподавал английский язык в колежах Турнону и Авиньона. Печататься начал с г. Как и Бодлер, Малларме чувствует отвращение к пошлой действительности. Спасение от нее он видит в поэзии, в стремлении к неизвестному и бесконечного.

Вскоре Малларме начал мечтать о книге, которая вместила бы весь его поэтический опыт. Он пришел к мысли, которую с полной определенностью сформулирует лишь в г. Произведение остался в фрагментах. Фигура Иродиады, чистой и холодной, которая стремится избежать любого столкновения с жизнью, символизирует недостижимость красоты, к которой стремится художник. Дебюсси на создание оркестровой прелюдии Фавн противопоставлен Иродиаде и дополняет ее.

Стихотворения

Родился 18 марта в Париже в семье Нумы Малларме, служашего Управления по делам собственности. В пятилетнем возрасте потерял мать; воспитывался ее родителями. С учился в религиозном пансионе в Отейе, с — в лицее Санса; пребывание там оказалось для него мучительным. Еще в большей степени стал ощущать одиночество после смерти своей тринадцатилетней сестры Марии в В получил диплом бакалавра.

«Паденье — неизменный спутник страха» Казино, . Из французской поэзии. Стефан Малларме. «Плоть опечалена и книги надоели .

Дебюсси"Послеполуденный отдых фавна" одноактный балет Посмотрела одноактный балет"Послеполуденный отдых фавна" и в очередной раз убедилась, что вдохновение не рождается на пустом месте. Малларме в свою очередь была написана в году под впечатлением аллегорического полотна Франсуа Буше, которое Малларме увидел в Лондонской Национальной галерее. Таким образом, стихотворение был инспирировано произведением живописи. Интересно, что впоследствии оно само вызвало к жизни несколько замечательных живописных работ Стефана Малларме по праву считают одним из лучших французских поэтов века; особенность созданных им стихов включается в их практической непереводимости на иностранные языки.

Малларме утверждал примат формы над содержанием, сказав как-то: Огромное значение придавал он музыкальности стиха, его фонетике. Поэтому так трудно переводить эти стихи.

Стефан Малларме Стихотворения

Предсмертный слышать хрип в сердечных перебоях. Возможно, поэтому я больше опасаюсь не собственного нахождения на краю пропасти, а когда там находится кто-то другой. При виде, кого-то готовящегося к прыжку в бездну меня просто начинает охватывать дикая слабость, плавящая мои бренные колени. У меня отсутствует клаустрофобии в обычном смысле, но есть её некая разновидность совмещённая с боязнью задохнуться.

СИМВОЛИСТОВ. (по произведениям Стефана Малларме и Поля Верлена) В душе рождает страх его напев победный,. И благовест парит над.

И музыка текла с невидимых смычков В лазурь дымящихся, туманных лепестков. Я шел, уставившись в изъеденные плиты Старинной площади, когда передо мной, Смеясь, возникла ты под шляпкою сквозной Из отблесков зари, так в полумраке тонком Я зацелованным, заласканным ребенком Следил, как добрая волшебница, во сне, Снежинки пряных звезд с небес бросает мне.

Тщетная мольба Глазурной Гебе я завидую, принцесса, На чашке, что к губам прильнула дорогим, Но не дерзнет аббат стать богом в чаще леса И на фарфор к тебе не явится нагим. К помаде больше ты питаешь интереса, Болонкой не прижмешь меня к шелкам тугим, Я не придворная забава и не пьеса, Но, кажется, меня Вы предпочли другим. Так прикажи, и я на флейте заиграю, На веере любви присяду робко с краю, Стать пастухом твоих улыбок прикажи! Наказанный паяц Пьянеть в озерах глаз, как будто нет давно Шута, что черноту и грязь фонарной сажи Движением руки преображал в плюмажи: Я в парусиновой стене прорвал окно!

Но вот под кулаком запела медь кимвала И наготу мою жемчужную сковала: Внезапный блеск, искрясь, лицо мне опалил.